had3.jpg
Главная страницаСтатьи и публикации → Статья Ярослава Кузьминова: «ЗАЧЕМ ДОУЧИВАТЬ МАГИСТРА, ЛУЧШЕ ДОУЧИВАТЬ БАКАЛАВРА»
NEWSWEEK 27.08-02.09.2007 № 35 (159)

 

Ярослав Кузьминов: «ЗАЧЕМ ДОУЧИВАТЬ МАГИСТРА,

ЛУЧШЕ ДОУЧИВАТЬ БАКАЛАВРА»

Высшая школа экономики — один из самых передовых наших вузов: здесь европейская система используется 15 лет. С 1992 года студенты ВШЭ учатся по схеме «4+2»: 4 года бакалавриата и 2 года магистратуры. С 1997 года тут только письменные экзамены, с 2001-го — поступление только по ЕГЭ. Договоры о двойном дипломе подписаны с десятком европейских вузов. О том, что такое болонская система на практике и почему России не нужно бояться перехода на европейскую модель, корреспонденту Newsweek Вере Шенгелия рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

 

Ярослав Иванович, вы, наверное, самый главный сторонник введения болонской системы в России. Чем же она вам так понравилась?

Тут нужно понимать, что вообще такое болонская система. Это же попытка европейских стран, которые почувствовали свое отставание на рынке образования — просто в силу того, что американские университеты сильнее, — ликвидировать это самое отставание. Качество образовательного рынка, так же как и обычного рынка, часто зависит от его масштаба. Беда российского образования в его узости. Человек, поступивший в один университет, в нем и продвигается — это примерно то же самое, что натуральное хозяйство. Советская система высшего образования базировалась на очень жесткой, целенаправленной подготовке человека для конкретного рабочего места; это рабочее место было заранее определено. Это возможно только в плановой экономике, и в том, что такая система выжила, есть некоторый анахронизм. Из миллиона кадров в год, что мы выпускаем, экономика нуждается приблизительно в 300000-400000 людей с реально профильным высшим образованием. Мы столько магистров и предлагаем выпускать.

У вас в Высшей школе экономики несколько лет учат по болонской системе — уже можно какие-то выводы делать? Подходит она для России?

У нас с самого начала была магистратура, в которую принимали студентов из других университетов. Пять лет назад мы внедрили систему кредитов. Еще наше нововведение: каждые полгода мы выпускаем открытый рейтинг студентов. У студентов возникает некоторый дух соревнования; студентам-платникам, которые поднимаются в верхнюю половину рейтинга, мы предоставляем очень большую скидку, вплоть до 100 %.  Ну и работодателям это удобно, они ориентируются на тех, кто в верхней части рейтинга.

А бакалаврами вашими интересуются работодатели?

Наши работодатели в первую очередь работают с брэндом ВШЭ. Конечно, найм бакалавра и найм магистра — совершенно разные вещи. Магистр ВШЭ при неполной занятости зарабатывает около $1500 в месяц. Бакалавр скорее на вспомогательных, стажерских работах; его заработок, конечно, намного ниже. Но работодатель с удовольствием возьмет на работу бакалавра хорошего вуза.

Но таких вузов, как ВШЭ, в стране по пальцам пересчитать, а у бакалавра из обычного вуза есть какие-нибудь перспективы?

Я довольно много общаюсь со своими коллегами, ректорами других вузов, и на этот счет есть разные мнения. Одни — ректоры инженерных вузов в основном — говорят, что работодатели с удовольствием берут студентов, объясняя, что все равно всех надо доучивать. А зачем доучивать магистра с высокими запросами, лучше доучивать бакалавра. Другие утверждают, что работодатели в принципе не хотят брать бакалавров. Но это выбор работодателя — его положение на рынке определяет уровень его притязаний.

Опасения противников перехода на болонскую систему связаны в первую очередь с тем, что начнется массовый отток российских специалистов за рубеж. Вы разделяете эти опасения? Любое обучение наших студентов за рубежом сегодня для России благо. У нас уже сейчас 10 % выпускников уезжают доучиваться за рубеж, 5-7 % из них возвращаются. Потому что рынок для экономиста в России на порядок выше, чем в Швеции или Франции. То же самое и с хорошими инженерами.


Открыто выступает против введения болонской системы только Виктор Садовничий, ректор МГУ. Один из его главных аргументов — пострадает фундаментальность российского образования. Вам есть что ему возразить? Позиция Садовничего во многом искажена средствами массовой информации. Нужно понимать, что он в первую очередь ректор университета, занимающегося наукой и исследованиями. В этом отношении ему, конечно, обидно выпускать бакалавров, то есть недоученных исследователей. Безусловно, целый ряд хороших классических университетов дают прекрасное фундаментальное образование и делают это в рамках достаточно жесткой системы. Мне кажется, что выход для них довольно простой. Конечно, нужно переходить на новую систему и, конечно, нужно разрешать студенческий выбор. Но сейчас у наших классических университетов нет денег на то, чтобы обеспечить выбор для студентов, — при их исследовательской деятельности. Значит, государство должно найти эти деньги и дать. Будем платить МГУ $20000 за студента в год — никто не будет переживать, что половину курсов студент выбирает сам.